Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Где-то в России.

Раритетная запись голоса Государя Императора Николая II.

Раритетная запись голоса Государя Императора Николая II на параде Его Императорского Величества Отдельного Гренадерского корпуса  в честь дня рождения Государя.


Скачать аудио (5,2 Мб), видео ( 5,9 Мб)

Командует парадом генерал-лейтенант барон фон Экк Эдуард Владимирович.

01 - 04 сек. Генерал-лейтенант Экк Эдуард Владимирович:
"Слушай (неразборчиво)! Братцы! Пью за дорогое здоровье нашего Державного Вождя Государя Императора Николая Александровича! Ура!"

39 - 41 сек. Детский голос:
"Ура! Ура!" Ничьим другим, кроме как голосом Наследника Цесаревича Алексея Николаевича, он не может быть.

Добавление 16.04.2011 г.
05 сек. - 1 мин. 02 сек. Оркестр играет Имперский гимн.



Вот как Имперский гимн звучит в исполнении Мужского хора Института певческой культуры «Валаам» (запись 1995 года).

1 мин. 03 сек. - 1 мин. 12 сек. Генерал-лейтенант Экк Эдуард Владимирович:
"К церемониальному маршу ружьё на плечо! Шагом марш!"

Добавление 16.04.2011 г.
1 мин. 13 сек. - 1 мин. 48 сек. Оркестр играет военный марш Кроупа "Тоска по Родине".


А так марш "Тоска по Родине" звучит в современном исполнении Отдельного показательного оркестра Министерства обороны. Об истории создания этого марша можно прочитать (и послушать) у Stasa sagittario.livejournal.com/163175.html

1 мин. 49 сек. - 1 мин. 53 сек. Государь Император Николай Александрович:
"Братцы! Спасибо вам за полный парад!"

2 мин. 08 сек. - 2 мин. 13 сек. Государь Император Николай Александрович:
"Спасибо, братцы  вам за отличное ученье!"



Экк Эдуард Владимирович
11.04.1851 - 05.04.1937

Экк Эдуард Владимирович - генерал от инфантерии, окончил Николаевскую академию Генштаба. Участник русско-турецкой войны 1877-78 годов. В 1878-95 годах служил на штабных должностях в Харьковском и Московском ВО. В 1895-1904 годах командовал Могилевским полком, начальник штаба 7-го армейского корпуса, Дежурный генерал Одесского ВО. Участник русско-японской войны, командовал пехотной дивизией. С 01.10.1907 в чине генерал-лейтенанта (с 6.12.1910 г. — генерал от инфантерии) по 15.05.1912 командовал Отдельным Гренадерским корпусом Его Императорского Величества, с 1912 года 7-м армейским корпусом, с которым выступил на фронт Первой мировой войны. За бои под Львовом и в Галиции награжден орденом Святого Георгия 4-й и 3-й степеней. В 1917 году командовал 23-м армейским корпусом. Участник Белого движения. Находился в распоряжении главнокомандующего ВСЮР, с 1919г. — председатель военно-полевого суда при штабе главкома.


(Эта фотография в возрасте около 75 лет, видимо, в Югославии).

После эвакуации Русской армии из Крыма, Экк Эдуард Владимирович жил в Югославии, в 1924-33 годах — начальник 4-го отдела Русского Обще-Воинского Союза, учредитель журнала «Русский военный вестник». Скончался в Белграде 5 апреля 1937 г. Похоронен на Новом кладбище.

О генерале Экк Э.В. на сайте "Русская армия в Первой мировой войне":
Лютеранин. Из дворян Петербургской губернии. Сын тайного советника. Получил домашнее образование. В службу вступил 10.10.1868 в л-гв. Семеновский полк. Прапорщик гв. (ст. 06.11.1869). Подпоручик (ст. 30.08.1874). Поручик (ст. 30.08.1877). Окончил Николаевскую академию Ген. штаба (1878; по 1-му разряду). Штабс-Капитан гв. (пр. 1878; ст. 06.01.1878; за отличие). Переименован в Капитаны ГШ (ст. 06.01.1878). Участник русско-турецкой войны 1877-78 помощником штаб-офицера над колонновожатыми действующей армии (01.08.1878-13.11.1879).







Грозный окрик из Вашингтона и Лондона епископу Тихону и Кремлю


Нью Йорк Таймс озаботилась затянутым процессом окончательных "похорон" Царской темы в России. Американцам не понравилось прикосновение к теме "ритуальности" в событиях в Екатеринбурге в 1918 году.
А, собственно, какое их дело? Этот вопрос волнует иудейское племя и должно волновать... Британскую Корону.
Иудеев - понятно, поскольку имеется фанатичная часть этого племени, которые применяли и применяют особые ритуалы (типа общего моления, стояния) с целью добиться от Бога горячо желаемого результата. И здесь прочитанное в обратном порядке слово Times - Semit, выдает их безпокойство (не путать с бес-покойством).
А Королеву Елизавету II это безпокоит патамушта, к примеру, можно считать доказанным ритуальный характер убийства Распутина двумя английскими и одним французским агентом в декабре 1916 года. И это знал Государь Николай II и требовал объяснений у английского посла Бьюкенена сразу после мракоБЕСного акта. Совершенно не случайно в статье имеется упоминание имени Распутина. Что должно выглядеть, как грозное предупреждение епископу Тихону, поскольку помещено упоминание о его приближенности к Путину, как в своё время Распутин был приближен к Царской Семье.
Вот такая статейка-предупреждение - не лезть в теневую запретную для простых смертных область.
После таких угроз можно не сомневаться, что тема "ритуальных английских плясок" вокруг Царской Семьи в 1917-1918 годах будет благоприятно спущена на тормозах.
Не подумали Кремль и РПЦ, каких темных сторон (и не только исторических) они коснулись.
Окрики из-за пролива и через океан последовали грозные!
Знать, ритуал был! И чует кошка, что она натворила.
Inopressa PWA
https://www.inopressa.ru/pwa/article/11Jan2018/nytimes/lies_rus.html
Где-то в России.

В ПЛАМЕНИ «ПОЖАРА» (часть 2)

Оригинал взят у sergey_v_fomin в В ПЛАМЕНИ «ПОЖАРА» (часть 2)

Вдова Валентина Распутина Ольга Владимiровна (первая справа) и внучка Антонина (третья справа) у гроба почившего писателя. Храм Христа Спасителя. Москва 18 марта 2015 г.

«Живи и помни»

«…И, пожалуйста, не сплетничайте, покойник этого ужасно не любил…»
Завещание МАЯКОВСКОГО.

Многие его думы – особенно последнего времени – ушли вместе с ним. Этому в немалой степени способствовали природные свойства его характера: скромность, застенчивость, немногословность…
«В последние годы, – вспоминал В.Я. Курбатов, – Валентин Распутин вел закрытый образ жизни, стеснялся, когда в его честь произносили громкие слова, и практически не давал интервью.
В том числе и об этом вот эти стихи Марии Кудимовой, опубликованные ею в самый день кончины писателя:

Все отдав и все оставя
На заступленной черте,
Неподатливые к славе
Умирают в немоте.

Так молчат снега с разбором,
Впору вьюгами отвыв,
Так молчит народ, в котором
Был и ты доселе жив.

А теперь над зыбью кровной
Всходишь, вопреки тщете,
В невозможной, полнословной,
Вещей немоте.


В эту колею направляла непростая жизнь страны и неотделимая от этой общей судьбы сложная жизнь самого В.Г. Распутина.

В.П. Астафьев однажды заметил: «Ему как-то трудно всегда давалась и дается жизнь, а вот старость накатывает с такими бедами».
Виктор Петрович написал это в апреле 2001 г., не зная еще о недалеких уже трагических потерях, которые ждали Валентина Григорьевича буквально за поворотом…
Сам писатель, однако, никогда не жаловался. Безропотно жил с этим.
С этим и умирал…
Сказанное в какой-то мере объясняет почти что полное неведение читателей о том, как и чем жил все эти годы их любимый автор.
Однако неведение еще не есть тайна. Но даже и тайное когда-нибудь, если будет на то воля Божия, станет явным…
Именно это как будто начинает происходить в те немногие (пока что) дни, минувшие после кончины Валентина Григорьевича.
И, подозреваю, на этом пути нас ждет еще немало открытий…
Вот одно из немногих такого рода известий. По словам писателя В.Н. Крупина, близкого в последнее время В.Г. Распутину, на того в свое время было совершено два покушения в Красноярске, в результате которых он получил травмы, из-за которых уже не мог садиться за руль машины.
Другая новость была еще более оглушительна: за несколько месяцев до кончины, зная, что умирает, 77-летний писатель зарегистрировал брак с женщиной…
Для того, чтобы верно оценить это, нужно знать все обстоятельства жизни Валентина Григорьевича, причем, не только последних лет.
В далеком 1954-м уроженец Усть-Уды (райцентра Иркутской области) Валентин Распутин, успешно сдав вступительные экзамены, стал студентом историко-филологического факультета Иркутского госуниверситета. Там он и познакомился со своей будущей супругой Светланой – учившейся на физмате дочерью известного иркутского поэта Ивана Ивановича Молчанова-Сибирского (1903–1958).
С тех пор они были неразлучны. В 1959 г. В.Г. Распутин окончил университет, а в 1961 году у молодоженов родился сын Сергей. Ныне он преподает английский язык в одной из иркутских школ. Дочь его Антонина, родившаяся в 1986 г., – единственная внучка писателя.
Следует заметить, что на семейном благополучии Распутиных громкое имя тестя (в память Молчанова-Сибирского была, например, названа Иркутская областная библиотека) никак не отразилось. В 1962 г. Валентина послали на работу в красноярскую газету. Там он писал о строительстве Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС, железнодорожной магистрали Абакан–Тайшет. Жили Распутины как все – в бараке.
Там и простыл их другой, только что родившийся, сын Роман. Сгорел от воспаления легких как раз в ноябрьские праздники…
Это была первая трагедия в семье Распутиных. К сожалению, далеко не последняя…
8 мая 1971 г. в Иркутске, когда Валентин Григорьевич уже осознал свое признание, твердо встав на писательский путь, у них со Светланой Ивановной родилась дочь Мария.



Семья Распутиных: Светлана Ивановна, Валентин Григорьевич и их дочь Мария.

Маруся, как ее называли в семье, была всеобщей любимицей. Говорили, что она родилась как утешение. Валентин же Григорьевич любил ее особо.
Именно о ней он написал в 1981 г. свой известный рассказ «Что передать вороне?».
Главный герой, писатель, перед отъездом на дачу на Байкал, где ему хорошо работалось, забежал в детский сад за дочерью. «Дочь мне очень обрадовалась. Она спускалась по лестнице и, увидев меня, вся встрепенулась, обмерла, вцепившись ручонкой в поручень, но то была моя дочь: она не рванулась ко мне, не заторопилась, а, быстро овладев собой, с нарочитой сдержанностью и неторопливостью подошла и нехотя дала себя обнять. В ней выказывался характер, но я-то видел сквозь этот врожденный, но не затвердевший еще характер, каких усилий стоит ей сдерживаться и не кинуться мне на шею.
– Приехал? – по-взрослому спросила она и, часто взглядывая на меня, стала торопливо одеваться».



Светлана Ивановна Распутина с дочерью Марией. 1980-е годы. Фото Бориса Дмитриева.

Время летело быстро. В 1990 г. Мария окончила Иркутское училище искусств, поступила в Московскую консерваторию, получив в 1995 г. диплом музыковеда и органиста.
Часто говорят, что Бог, потрудившись над талантливыми родителями, на чадах их, как правило, отдыхает. Однако тут был не тот случай.
Как органистка, Мария Валентиновна стажировалась в Чехии, Великобритании, Германии, Швейцарии. Но учебу на этом не завершила, поступив в аспирантуру.
Среди ее преподавателей был известный музыковед, доктор искусствоведения Е.В. Назайкинский (1926†2006). Евгений Владимiрович родом был из села Новая Малыкла Симбирской губернии, воевал на фронте. Как специалиста и педагога его весьма ценили коллеги и студенты.



Профессор Евгений Владимiрович Назайкинский.

Бывая у Е.В. Назайкинского дома, Мария Валентиновна близко сошлась с его супругой – Ольгой Владимiровной Лосевой. Та была много младше своего мужа. Родилась она в подмосковном Ногинске, судя по всему, в 1957 году.
Окончив в 1975 г. Музыкальное училище при Московской консерватории, в 1980-м она завершила свое образование также и непосредственно в самой Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Руководителем класса Ольги Владимiровны был профессор Е.В. Назайкинский – будущий ее супруг.
Далее была аспирантура Всесоюзного научно-исследовательского института искусствознания. В 1987 г. О.В. Лосева защитила кандидатскую диссертацию «Поздний Шуман и его вокально-симфонические композиции». В 1988-1989 гг. стажировалась в Институте музыковедения при Венском университете и в Высшей школе музыки и исполнительского искусства. В 2000 году стала лауреатом шумановской премии ФРГ.
Ко времени появления в их доме М.В. Распутиной Ольга Владимiровна была доцентом теории музыки и заведующей Редакционно-издательским отделом консерватории и одновременно старшим научным сотрудником Отдела современного западного искусства Государственного института искусствознания.
Домашнее общение подкреплялось творческим сотрудничеством. Мария Валентиновна с 1995 г. стала научным сотрудником Редакционно-издательского отдела, которым руководила О.В. Лосева.
Вот так, благодаря дружбе с Марией Валентиновной, и вошла в семью Распутиных эта женщина…
Ольгу Владимiровну первую посетил Господь: 3 апреля 2006 г. в Москве скончался ее муж – Евгений Владимiрович Назайкинский.
«Когда у Оли умер муж, – вспоминал В.Н. Крупин, – Маруся спасла ее от тоски».



Обложка сборника «Памяти Марии Распутиной», составленного М.В. Воиновой (М. Музиздат. 2011).

Что касается М.В. Распутиной, то она преподавала в то время в консерватории на кафедре теории музыки, вела класс органа, создав спецкурс по теории органного исполнительства.
Как музыкант, она стажировалась в Германии, выступала там на концертах.
При этом Мария никогда не забывала и свой родной город.
«…К нам, – вспоминала иркутская подруга ее матери Валентина Анисимова, – она летала, чтобы дать концерты в органном зале, Светлана Ивановна договаривалась с филармонией. Мы так ждали этих концертов. У нее всегда были интересные программы. Она прекрасный органист, у нее был грант от Президента, она давала концерты в Германии, Дании, Бельгии, Англии. […] Она – трудоголик и такая серьезная, может быть, и поэтому замуж не собралась, что очень серьезно относилась ко всему. Таким девочкам трудно. Она и в Бога очень серьезно верила, посты все соблюдала. Умница такая, талантливая…»
И все-таки замуж Мария Валентиновна собиралась. За архитектора Бориса Вийникова, который, кстати, до сих пор не женился…
Собравшись в Иркутск на очередной свой концерт, Мария Валентиновна 8 июля 2006 г. в 21.15 села на самолет в Домодедово.
Дальнейшее опишем, опираясь на сообщения в прессе.
«Шесть часов полета до Иркутска прошли абсолютно нормально, многие пассажиры спали. В Иркутске была плохая погода – дождь и туман. Однако непогода не привела к закрытию аэропорта, и диспетчеры посадку разрешили.
Исполнив все необходимые маневры, командир экипажа Сергей Шибанов направил лайнер к земле. Когда шасси коснулись покрытия, пассажиры зааплодировали, кто-то начал отстегивать ремни безопасности. Командир корабля доложил о совершении успешной посадки и отключился. Больше его голоса никто не слышал.
…Те, кому удалось выжить, дальнейшее вспоминают с ужасом. Вместо того, чтобы затормозить, самолет вдруг начал набирать скорость. В салоне неожиданно погас свет, почувствовался запах едкого дыма. Потом – удар, крики ужаса и стоны.
А-310 проехал по всей взлетно-посадочной полосе, выскочил за ее пределы, пробил бетонное ограждение и врезался в гаражи. Пилоты в кабине погибли сразу. От удара начался сильный пожар – огонь сразу охватил передние салоны, в том числе и салон бизнес-класса. В хвостовом отсеке пассажирам с трудом удалось открыть аварийный люк. Надувной трап, который должен был автоматически раскрыться, не сработал – люди в панике прыгали с самолета, подворачивая ноги».
Из 204 пассажиров, находившихся на борту аэробуса А-310 авиакомпании S7 (бывшая «Сибирь»), следовавшего рейсом 778, погибло 120 человек. Среди погибших были начальник управления ФСБ Иркутской области генерал-майор Сергей Коряков, а также дочь писателя Валентина Распутина Мария.
Было раннее утро 9 июля. Воскресенье.
«Валентин Григорьевич, – вспоминали близкие, – как замер при первом известии, так и остался в таком замеревшем состоянии».
«…Писатель, – сообщали очевидцы, – приехал в аэропорт в середине дня. Он стоял посреди зала и плакал».
Незадолго до трагедии, 8 мая Марии исполнилось 35 лет.



Мария Валентиновна Распутина.

Опознание проходило в понедельник, объявленный Президентом В.В. Путиным днем траура.
«Дома никого нет, – сообщила корреспондентам “Комсомольской правды” оказавшаяся дома у Распутиных женщина. – Отец, мать и старший брат Марии Сергей сейчас уехали на опознание. А мы, три подруги Светланы Ивановны по физмату, дежурим дома».
«…Валентин Григорьевич, – рассказал сейчас, уже после смерти самого писателя, В.Н. Крупин, – страшно горевал. Все разговоры были только о Маше».
Наверное, в те дни приходили к нему на память вот эти слова из «Прощания с Матёрой», вышедшие из-под его пера в далеком 1976 г., когда дочери едва исполнилось пять лет:
«И еще одного сына лишилась она в войну, тот по малолетству оставался дома, но и здесь нашел смерть на лесоповале за тридцать километров от Матёры. Привезли его домой в закрытом гробу и похоронили, не показав матери, отказав тем, что там не на что смотреть. До чего просто и жутко, не поддается никакому пониманию: она рожала, кормила, растила, и он подгонялся в мужика, близко уж было, и всего-то сорвавшаяся дуром лесина в один миг не оставила ничего даже для гроба. Кто указал на него перстом и почему на него?.. И была, была непонятная и страшная правда: из трех похороненных Дарьиных детей все трое успели вырасти и войти в жизнь – один годился для войны, другой для работы, третья – старшая дочь, скончавшаяся в Подволочной при вторых уже родах, жила своей семьей...»
Но это был, увы, еще не конец его страданий: впереди была смерть жены…
Светлана была двумя годами младше своего супруга. Женщина она была умная и обаятельная, с обостренным чувством справедливости. Друзья семьи прибавляют: «Она не просто была женой великого человека, но и яркой, необыкновенной, самодостаточной личностью».



Валентин Григорьевич и Светлана Ивановна Распутины во время одного из театральных спектаклей.

«Нельзя сказать, – вспоминает о ней сестра ее Евгения Ивановна, супруга иркутского писателя Владимiра Петровича Скифа, – что она была тенью классика – скорее музой и главной поддержкой Валентина Григорьевича. Света во многом повлияла на его творчество, он прислушивался к ней, часто спрашивал совета».
Дома Светлана Ивановна не сидела. Она работала на кафедре математики Иркутского института народного хозяйства, а в последние годы – в Байкальском государственном университете экономики и права.
В 2008 году у нее обнаружили онкологическое заболевание. С тех пор она медленно угасала на глазах близких.



Супруги Распутины. Последние годы…

Валентин Григорьевич старался все время проводить с ней. От контактов с прессой всячески уклонялся. Даже в дни 75-летнего юбилея отнекивался. «Я плохо себя чувствую, не обижайтесь на меня», – говорил он обычно в ответ на просьбы.
А когда наступили самые трудные последние дни, он и вообще почти что не отходил от постели жены.
До последней минуты он оставался подле нее.
Скончалась Светлана Ивановна 1 мая 2012 года в возрасте 72 лет. Отпели ее в Богоявленском соборе Иркутска 4 мая. Похоронили рядом с дочерью на Смоленском кладбище.
Именно с этого времени стала заметно прогрессировать болезнь у Валентина Григорьевича.
Одно цеплялось за другое.
Всю эту цепочку, начиная с гибели дочери Марии, описал родственник В.Г. Распутина, писатель Владимiр Скиф: «Это все ложилось на его сердце. Из-за этого, я думаю, заболела и его жена Светлана Ивановна, которая как-то сказала о своей дочери: “Не получается у меня жить без нее”. А уже без них обеих не смог жить и Валентин Григорьевич...»



Отпевание Светланы Ивановны Распутиной. Богоявленский собор. Иркутск. 4 мая 2012 г.

В.Г. Распутин был человеком целомудренным, совестливым, стыдливым, скромным. Он часто говорил, что у него «одна Родина и одна жена», называя себя однолюбом.
Так оно и было. Потому искать в этом последнем брачном союзе, заключенном за три месяца до кончины, каких-либо общечеловеческих слабостей, чего-то греховного – вряд ли разумно. Более того – оскорбительно.
«Валентин, – отмечал В.Н. Крупин, – всегда оставался человеком крепких семейных устоев, поэтому представить, что он кем-то увлечется и побежит за юбкой, уверен, нельзя. …Поэтому назвать Ольгу, которая была его моложе, пошлым увлечением или старческим маразмом, неправильно. Если бы не она, то мы бы Валю потеряли раньше...»
«Валентин, – прибавляла крестная Распутина Р.А. Григорьева, – знал, что у него рак, проходил курс химиотерапии, но считал делом чести оформить союз. Валя ее безконечно любил, и она ему продлила жизнь».
Но любовь та была не плотская. Она носила совершенно иной характер. Впрочем, многим нашим соотечественникам, оболваненным «поп-культурой», понять это нелегко, также, как и другой аспект: имущественный…
Писатель (многим это будет представить себе сложно) жил скромно. Свою московскую квартиру он отдал внучке Антонине, перебравшись к Ольге Владимiровне Лосевой. «А больше, – рассказал В.Н. Крупин, – ему было и завещать нечего. Машину он давно отдал сыну…»
Лучше других сумел это объяснить знавший Валентина Григорьевича поэт Тимур Зульфикаров:

«…В нашей стране писатель должен быть нищим…
Тогда он будет голосом народа…
В бедной стране – стыдно быть богатым… Тем более, когда богатство – наворованное…
Стыдно рядом с трухлявой избой ставить богатый хрустальный дом…
Стыдно…
А если не стыдно – то страшно…
Мудрость не ходит с богатством…
Бог любит бедных…
Валентин Распутин шел за Христом…
В той блаженной Вечной Толпе рыбарей-апостолов…
Он был бедняком и мудрецом…
Его хоронят бедные и мудрые…
Их много на Святой Руси…»







Иркутск прощается со своим сыном. 19 марта 2015 г. Фото Афанасия Лагранжа.

«Слава Богу, – говорит В.Н. Крупин, – что в жизни Валентина появилась учительница Маши – Ольга Владимiровна. Будучи бездетной, она питала к дочери Распутина материнские чувства и вскоре стала членом семьи… Когда у Оли умер муж, Маруся спасла ее от тоски, а когда Маруся погибла, Оля не отходила от Валентина и Светы… Ольга Владимiровна сдружилась не только с Марией, но и с женой Распутина – Светланой. Именно она ухаживала за ней, когда та заболела раком».
И не просто ухаживала. По словам Р.А. Григорьевой, крестной В.Г. Распутина, «Света дала напутствие: “Ради Бога, не оставляй Валентина. Как бы было хорошо, если бы ты взяла на себя и писательский архив”».
Кстати говоря, именно это последнее обстоятельство (кроме необходимости ухода и наличия рядом близкого по духу человека) было главной причиной оформления отношений.
Войны за «наследие» (отнюдь не за «наследство»!) русских писателей нам еще предстоит увидеть. И не одну! Пока же они тлеют, а разгорающиеся пожары стараются маскировать подо что угодно иное (имущественные споры, личную неприязнь и т.д.), лишь бы не всплыла истинная подоплека.
Для примера приведем один из таких споров – за наследие Василия Макаровича Шукшина, который, под прикрытием борьбы за четырехкомнатную московскую квартиру, ведет сменившая четырех мужей «веселая вдова» Лидия Николаевна Федосеева-Воронина-Шукшина-Агранович-Межеевская (далее, как говорится, везде) со своей дочерью Ольгой.
Ольга Васильевна Шукшина окончила ВГИК и даже училась в Литературном институте. Так что работать над архивом отца, который находится у нее, она, конечно, может. Что же касается Ольги Владимiровны Лосевой, то она к своей миссии, завещанной ей покойной супругой писателя Светланой Ивановной и самим Валентином Григорьевичем, еще более подготовлена, являясь, с одной стороны, другом, единомышленником и сотаинником классика, а с другой, – специалистом высокого класса. С 2012 г. она доктор искусствоведения, старший научный сотрудник сектора Современного западного искусства Государственного института искусствознания.
«Она – по-настоящему близкий человек, – сказала журналистам Р.А. Григорьева, – и умер Валя у нее на руках. Часто он мне признавался: “Никогда не думал, что мне выпадут еще годы счастья”».
«Последние три дня, – по словам В.Н. Крупина, – Распутин находился в коме, но Оля продолжала в больничной палате читать Псалтырь и “Источник знания” Иоанна Дамаскина – эти труды он любил».



Вдова Ольга Владимiровна, рядом с внучкой писателя Антониной. Храм Христа Спасителя. Москва 18 марта 2015 г.

Его читатель понял всё, отдав Валентину Григорьевичу свой «последний поклон»:

Марина: «Даже не верится, что есть такие люди (теперь уже все больше – БЫЛИ). Сегодня всё больше напоказ свои мнимые достижения выставляют, соревнуются у кого сколько женщин в койке побывало, или по скольким кроватям сам (сама) прыгал(а). А о чести и достоинстве всё чаще вспоминаем только тогда, когда настоящий человек уже УШЕЛ. Светлая Вам память, дорогой Человек!»

Olesya: «Царствие Вам Небесное, Валентин Григорьевич! Пусть земля Вам будет пухом!»

Лариса Ханина: «Достойно жил, достойно ушел... Царствие Небесное, вечный покой...»

Правильно: «Умный был человек! Царство ему Небесное».

Марь Ванна: «Светлая память русскому писателю!»

Галина: «Талантливый писатель и достойнейший человек. Как жаль, что уходят такие люди, как Распутин – наша совесть, честь, гордость страны. Светлая ему память и низкий поклон за его произведения. Он настоящий русский Человек».

Татьяна: «А за Валентина Григорьевича я очень рада, что так получилось, пусть несколько лет и перед смертью, но был счастлив, пусть и во второй раз. Это не отменяет первой любви и первой жены. Книги его все прочла, часто встречала его на патриотических мероприятиях, даже имела счастье с ним познакомиться. Он был очень деликатен с почитателями своего таланта».

b: «И заметьте, никто не просит денег на памятник, хотя вот у него-то как раз и не было денег, как у всех патриотов, а вот либерасты, как умрут, так год в газетах вой идет: надо денег на памятник. Посмотрим, скоро ли будут собирать на памятник недавно умершему комику».

Странница: «Всё хорошо и правильно. Одно только замечание: Бог у нас пишется с большой буквы».


Продолжение следует.

Александр III и Камчатка

Оригинал взят у alisha_96в Александр III и Камчатка

Александр III унаследовал страсть отца к охоте, как и многие российские самодержцы он имел четвероногого питомца, имя которого осталось в истории.              

                                                                                             На охоте  
                                       

 
            В июле 1883 г. матросы крейсера "Африка", вернувшегося с Тихого океана, подарили царю Александру III белую с подпалинами камчатскую лайку, ставшую любимицей в царской семье, и названную Камчаткой. Крейсер "Африка" вернулся из плавания на Дальний Восток, во время которого дважды посетил полуостров Камчатка. Лайка Камчатка сопровождал царя везде- на охоте, в поездках и путешествиях.

                       

                          

Он ночевал в императорской спальне в Аничковом дворце, вызывая недовольство врачей. О лайке по прозвищу Камчатка сохранилось множество записей в детских дневниках великих князей и княжон.

Collapse )
Заядлые собачники всегда старались ухаживать за своими животными особенным образом. Например, Александр III, который обожал псовую охоту, устроил близ Гатчины образцовую псарню. В "Руководстве по содержанию псарни Его Императорского Величества Александра III" содержался, к примеру, рецепт особых крекеров для царских собак.
                                     
                                         
          
            Тоже эпизод из жизни Камчатки-)).....

        


           Типъ и Камчатка на борту яхты.......Типъ-любимец Марии Федоровны

        


Не стало Камчатки в октябре 1888 г. Тогда царская семья возвращалась в Петербург из Крыма в литерном императорском поезде и едва не погибла в железнодорожной катастрофе. Семь вагонов оказались разбитыми вдребезги, погибли 23 человека и 37 были ранены, но царская семья осталась цела. В этот момент они ели пудинг в вагоне-ресторане. При крушении обвалилась крыша вагона. Но Александр невероятным усилием удержал ее на своих плечах и держал до тех пор, пока жена и дети не выбрались наружу. Александр III и его близкие чудом остались живы, Царь буквально на своих руках удержал обломки крыши вагона и спас семью.



 
Будучи человеком недюженной силы, Александр III держал крышу разрушенного вагона пока члены его семьи не оказались в безопасности .... Но вот Камчатка.......

Александр III очень горевал по любимой собаке. В апреле 1892 г. он писал жене: "Сегодня я воздержался кого-либо приглашать. Была закуска у меня в кабинете, и я ел один. В подобных случаях страшно недостает хотя бы собаки; все же не так одиноко себя чувствуешь, и я с таким отчаянием вспоминаю моего верного, милого Камчатку, который никогда меня не оставлял и повсюду был со мною; никогда не забуду эту чудную и единственную собаку! У меня опять слезы на глазах, вспоминаю про Камчатку, ведь это глупо, малодушие, но что же делать - оно все-таки так! Разве из людей у меня есть хоть один бескорыстный друг; нет и быть не может, а Камчатка был такой!".
Тело Пса привезли в Гатчинский дворец и похоронили в Собственном Его Императорского Величества саду. Пирамидка над могилой собаки повторяла облик обелисков, созданных еще в 1840-х гг. архитектором Менеласом в Царском Селе. 

                                     

На месте крушения Царского поезда. 1888 год. Станция Борки под Харьковом









            

        

Общий вид Спасово-Святогорского Скита на месте крушения Императорского поезда (не сохранился)








                       Место крушения поезда в наши дни

                      

 Александр скончался достаточно молодым, не дожив до 50 лет, совершенно неожиданно и для близких, и для подданных. Вскоре после спасения семьи  император стал жаловаться на боли в пояснице. Профессор Трубе, осмотревший Александра, пришел к выводу, что страшное сотрясение при падении положило начало болезни почек. Болезнь неуклонно развивалась. Государь все чаще чувствовал себя нездоровым. Цвет лица его стал землистым, пропал аппетит, плохо работало сердце. Зимой 1894 года он простудился, а в сентябре, во время охоты в Беловежье, почувствовал себя совсем скверно. Берлинский профессор Лейден, срочно приехавший по вызову в Россию, нашел у императора нефрит - острое воспаление почек. По его настоянию Александра отправили в Крым, в Ливадию. Но было уже поздно. Болезнь прогрессировала. Вскоре положение сделалось безнадежным, и 20 октября Александр умер.

Погребен в Петербурге, в Петропавловском соборе.


400 лет назад.

4 сентября 1611 года Нижний Новгород избрал Кузьму Минина земским старостой.

400-летие СБОРА РУССКОГО ОПОЛЧЕНИЯ


 

Фото:
Памятник Кузьме Минину первоначально был установлен на площади Минина и Пожарского в Горьком и открыт в 1943 году в дни Великой Отечественной войны, автор скульптор Б. Колобов. В 1990-х гг. скульптура была перевезена на родину Кузьмы Минина в г. Балахну, а на ее месте в Нижнем Новгороде установлен новый памятник работы О. Комова    
   
400 лет назад, в сентябре 1611 года, в самый разгар Смутного времени, Кузьма Минин собрал жителей на площади и призвал их дать отпор польским войскам. «Речь его нижегородцам люба быть», - писали летописцы. Многие, слушая его речи, плакали от волнения. Нижегородцы избрали Минина земским старостой. Он сразу стал вести с горожанами разговоры о необходимости объединяться, копить средства и силы для освобождения Отечества. Нижегородцы всенародно приговорили начать сбор средств на ополчение. И вскоре широкой волной потекли пожертвования: деньги, ценности, домашние вещи. Земский староста вел им счет и сдавал в соборные подвалы. Известен из летописи рассказ о богатой вдове, которая из имеющихся у нее двенадцати тысяч рублей десять отдала на ополчение. Немалый вклад сделали предприниматели из солепромышленного клана Строгановых. Сам Минин отдал треть своего имущества. Так собралась нужная сумма. На собранные деньги нижегородцы стали нанимать служилых людей. Воеводой избрали героя московского восстания князя Пожарского. У ополчения стало два вождя. Имена Минина и Пожарского слились в одно нерасторжимое целое. Нижний стал центром патриотических сил всей России. На его призывы откликнулось не только Поволжье и старые города Московской Руси, но также Предуралье и Сибирь. Пожарский и Минин добились, чтобы ополчение превратилось в хорошо вооруженное и сильное войско.

"Русский вестник" 7.09.2011
http://www.rv.ru/content.php3?id=9133 
   


Ливадийский Императорский дворец.


Ливадийский Императорский дворец.

Ливадия... Грани истории.





"У каждого места на земле есть душа, свое значение в общем ходе человеческой истории и жизни. Но есть места, в которых ощущение времени становится реальным и необыкновенно зримым. Время как бы останавливается здесь в поворотные моменты истории человечества.

Почему, так получилось, что на маленьком клочке земли, возле Черного моря, сконцентрирован такой мощный заряд духовной энергии? Облик Земли непреодолимо меняется, но глубокий покой и ощущение высокой духовности, разлитые здесь, проходят неизменными через годы и поколения людей, живших здесь.

Появление по соседству с Ялтой Царского имения дало мощный толчок развитию города.

Предвидя большое будущее южного берега Крыма и особенно Ялты, как всероссийского курорта, Император Александр II поручил городскому голове создать городской план застройки с тем, чтобы она оставалась городом-садом с чистым воздухом, многочисленными парками и садами.

Император Александр III продолжил развивать Ялту и к 1890 году город вошел в число лучших курортов Европы.

В 1910-1911 годах по заданию Императора Николая II на месте старого имения возводится новый дворец - летняя резиденция Императора и Его Семьи.

"В Крыму была жизнь, а в Петербурге - служба"  - писала одна из Великих Княжен."

После февральского предательства и заговора генералов и масонов 1917 года и ареста Государя Николая II и Его Семьи, несмотря на высказанные пожелания, Им уже было не суждено  побывать в своем доме в Крыму.

Я уже писал, что специально для Ливадийского дворца Иван Константинович Айвазовский написал около 30 картин с видами Ялты, Ореанды, Ливадии, Ай-Петри, морских пейзажей, были картины на религиозные и исторические темы.

115 лет назад 14/26 мая 1896 года состоялась Коронация Николая II.


http://szhaman.livejournal.com/108269.html

Утром 14 мая (26 мая) московские улицы представляли необычайный вид. Все лавки заперты, нигде не видно ни экипажей, ни пешеходов. Вся жизнь как бы отхлынула от города и вся сосредоточилась у Кремля.
Сотни тысяч людей занимали кремлевские площади и стояли вокруг его стен. Это было сплошное море голов.
"Площадь между соборами ярко облита светом майского солнца, пестреет красным сукном помостов, золотом мундиров, роскошным разнообразием одежд. Начиная от Благовещенского собора и кончая церковью Двенадцати апостолов, площадь охватывает полукружием широкий амфитеатр трибун с местами для зрителей. Между Красным крыльцом и Благовещенским собором также устроена трибуна. Невысокие перила окаймляют красный от сукна путь торжественного шествия. Между перилами, в свободном пространстве, море голов народа занимает всю правую сторону площади кремлёвских соборов, считая от Архангельского". В Кремле строились войска: кирасиры, казаки собственного Его Величества конвоя, лейб-гусары и лейб-уланы становились рядами по пути торжественного шествия, а за ними шпалерами становились полуроты и взводы разных частей.
Ровно в 7 часов утра загудел колокол Ивана Великого, и с Тайницкой башни загремели пушки. Один за другим раздавались 21 выстрел, и по всей Москве разлился могучий звон колоколов. И звон и пальба известили Москву, что в Успенском соборе началось молебствие о здравии и многолетии царя и царицы.
В 8 часов 30 минут прибыли в собор придворные дамы. "Была необыкновенно красивая картина, когда одна за другой дамы проходили на свои места. Русский костюм дам как нельзя более идёт к русским лицам; русский головной убор, украшенный драгоценными каменьями, придаёт лицам мягкое, полное прелести выражение". Затем прибыли представители духовных иноверческих исповеданий.
В 8 часов 45 минут прибыл и дипломатический корпус. "Шествие открылось дамами; тут белые платья, блеск бриллиантов, золотое шитье, разноцветные мундиры дипломатов... Взоры всех обращались и к трону: там безмолвно и неподвижно стояли на ступенях четыре кавалергардских офицера с обнажёнными палашами и касками в руках".


Обряд миропомазания Государя Императора Николая II Александровича.

Далее...

С Днем Рождения, Государь!

Каинск – родина Юровского.


Часть 2.

Каинск – родина Юровского.

С этим эпизодом Библии странным образом связано название города, где родился Юровский, главный тюремщик Царской Семьи в последние дни пребывания в Ипатьевском доме – доме особого назначения – ДОНе.

Юровский Янкель Хаимович (Яков Михайлович), родился 21.6/3.7.1878 г. в Каинске Томской губернии (с 1935 г. Куйбышев). Его дед Ицка был раввином из Полтавы, отец Хаим за кражу был выслан в Сибирь.


Каинск на карте Западно-Сибирского края 1931 года.

В книге следователя Н.Соколова:

«Яков Михайлович Юровский — мещанин г. Каинска Томской губернии, еврей, родился в 1878 году.

…Получил весьма малое образование. Он учился в Томске в еврейской школе “Талматейро” при синагоге и курса не кончил.»

Сведения о личности Юровского основаны на точных данных: на показаниях его матери Эстер Моисеевны, допрошенной агентом Алексеевым 27 июня 1919 года в Екатеринбурге, родных его братьев Эле-Мейера и Лейбы и жены первого Леи-Двейры Мошковой, допрошенных Соколовым 5 ноября того же года в г. Чите.

И, тем не менее, Янкель Юровский в своих автобиографиях старательно обходит свой родной город Каинск.

«Автобиография члена партии с 1905 года Я.М. Юровского
Партбилет Московской организации Сокольнического района № 0077219.

Родился в Сибири, в городе
Томске в 1878 году. Отец мой был стекольщик, мать — домашняя швея. Учился в первоначальной еврейской-русской школе, второе отделение не закончил. На 8-м году я работал на дрожжевом заводе, потом у портного.»

(Декабрь 1933 г.)


Каинск. Вокзал.

Это тщательное избегание, "маскировка" места своего рождения очень поразительны. Поселение, где родился, для нормальных людей - очень важное, какое бы состояние его не было. А тут – полное отрицание. Очень вероятно, что дело в названии города Каинска.



Город Каинск (Куйбышев) с высоты птичьего полета.

Но город Каинск назван не по имени библейского Каина. Слово "каен" на киргизском и татарском языке означает «береза», коих рощ в районе Каинска было много. И в честь этих березовых рощ и был назван вначале Каинский острог, а затем город, о чем Юровский мог и не знать. (О городе Каинске есть хороший сайт
Каинск исторический).

Но, с другой стороны, слово «коэн» он наверняка знал. Известно, что коэны (ивр. כֹּהֵן‎) — в иудаизме еврейское сословие священнослужителей из рода потомков Аарона. В их функции входило осуществление самого священнослужения — жертвоприношения, воскурения фимиама, благословения народа и прочее. И никому более. Некоторые считали, правда, безосновательно, что город Каинск в середине 19 - начале 20 столетий являлся «Иерусалимом Сибири» из-за большого количества евреев, сосланных в этот город уголовными судами России. Учитывая гипертрофированную склонность у некоторых евреев к мистификации и символизму, можно с большой долей вероятности предположить, что Янкель Юровский принял название города, как знак и «поручение» свыше.

О склонности Юровского к мистификации, говорят его высказывания, например это, когда он злобно ответил Татищеву на его слова, адресованные Волкову: “Вот, Алексей Андреевич, правду ведь говорят: от сумы да от тюрьмы никто не отказывайся”. Юровский процедил: “По милости царизма я родился в тюрьме”, надевая на себя чужой костюм наследственного революционера. Но его отец Хаим был простой уголовный преступник. Он совершил кражу и был сослан в Сибирь (следователь Соколов). Вот на своего отца – вора и следовало бы пенять Юровскому.

Впрочем, идеи большевизма сами по себе состоят из мистических утверждений и убеждений, а носители их являлись своего рода мистиками и символистами.

Другое дело, обязанности коэна в «доме Ипатьева – ДОНе» возложить на себя самовольно он не мог. Тора не позволяет. Для совершения обряда нужен был настоящий коэн – иудейский священник. Только иудейские священники из рода Коэна могут совершать жертвенные ритуалы. И он, без всякого сомнения был там. Или это был известный «трубочист», или еврей “с черной, как смоль бородой”, прибывший, по-видимому, из Москвы с собственной охраной к моменту убийства (как пишет Вильтон), или кто-то другой, но коэн в доме Ипатьева побывал.

Вот это, по моему мнению, и является истинной причиной «маскировки» места, где родился Юровский.

Мне могут возразить, что Юровский в Германии принял лютеранство и отошел от иудаизма. То, что дед Бланка-Ленина принял крещение, не говорит о том, что он стал христианином. И Ленин-Бланк также был крещен и считался самым «русским» из всей верхушки большевиков, а по сути являлся евреем и мистиком-раввином, ведущем своих учеников и целый народ в мистическое «царство избавления и изобилия». «Переход» в другую веру им нужен для сокрытия истинных жизненных целей и попросту для смены еврейских имен и фамилий на христианские, славянские. Так, Янкель Хаимович Юровский стал Яковом Михайловичем. И познания иудейской религии, её обрядов, полученные Юровским в еврейской школе “Талматейро” при синагоге не могли пропасть из памяти.

Есть еще одно совпадение из многих ранее опубликованных.  начиная с даты кровавой расправы в ДОНе – 4/17 июля канун 9 ава по еврейскому календарю, национального дня траура еврейского народа — дня, когда были разрушены Первый и Второй  Иерусалимские храмы. Другое совпадение состоит в дате назначения Янкеля Юровского комендантом ДОНа. 20 июня/3 июля 1918 года Юровскому исполнилось 40 лет, а 21 июня/4 июля именно его назначили комендантом. 40 лет Моисей водил иудеев по пустыне, чтобы последний раб умер и народ избавился от синдрома рабства, стал «совершенным». 20 июня/3 июля 1918 года Юровский к этому еще не был готов.

Добавление 17.04.2011.
О городе Каинске хорошо знал М.Горький - об этом говорит отрывок из книги "
Жизнь Матвея Кожемякина.Часть 2.":
"- Ну-у! - сказал Боря, усмехаясь. - Не ви-идал! Ещё каких! У нас, в Каинске...
- Где это?
- В Каинске. Вы не знаете?
- Это какой губернии?
Мальчик учительски поправил его:
- Это не в губернии, а в Сибири..."
Вообще, роли Горького в подготовке обоих спецопераций -"революций" 1917 года и участие в  них, похоже, придается недостаточно значения. А он был в тесном контакте со многими заокеанскими еврейскими организаторами и спонсорами этих заговоров. Его приемным сыном был Зиновий Пешков — Иешуа Золомон Мовшев Розенфельд (Свердлов), родной брат Янкеля Мовшева Розенфельда (Свердлова), не последняя фигура в темных закулисных делах времен заговоров и гражданской войны.
Есть данные и о том, что Зиновий Пешков сопровождал в Европу следователя Н.А.Соколова с материалами следствия по убийству царской семьи в Екатеринбурге. Причем, если судить по сообщениям русской эмигрантской печати, часть вещественных доказательств из материалов следствия так и осталась у него «на хранении». (Рой Медведев. Очерк «Свердловы. Слава и трагедия одной семьи»).
http://www.liveinternet.ru/users/tat135/post98061125/