Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Где-то в России.

Раритетная запись голоса Государя Императора Николая II.

Раритетная запись голоса Государя Императора Николая II на параде Его Императорского Величества Отдельного Гренадерского корпуса  в честь дня рождения Государя.


Скачать аудио (5,2 Мб), видео ( 5,9 Мб)

Командует парадом генерал-лейтенант барон фон Экк Эдуард Владимирович.

01 - 04 сек. Генерал-лейтенант Экк Эдуард Владимирович:
"Слушай (неразборчиво)! Братцы! Пью за дорогое здоровье нашего Державного Вождя Государя Императора Николая Александровича! Ура!"

39 - 41 сек. Детский голос:
"Ура! Ура!" Ничьим другим, кроме как голосом Наследника Цесаревича Алексея Николаевича, он не может быть.

Добавление 16.04.2011 г.
05 сек. - 1 мин. 02 сек. Оркестр играет Имперский гимн.



Вот как Имперский гимн звучит в исполнении Мужского хора Института певческой культуры «Валаам» (запись 1995 года).

1 мин. 03 сек. - 1 мин. 12 сек. Генерал-лейтенант Экк Эдуард Владимирович:
"К церемониальному маршу ружьё на плечо! Шагом марш!"

Добавление 16.04.2011 г.
1 мин. 13 сек. - 1 мин. 48 сек. Оркестр играет военный марш Кроупа "Тоска по Родине".


А так марш "Тоска по Родине" звучит в современном исполнении Отдельного показательного оркестра Министерства обороны. Об истории создания этого марша можно прочитать (и послушать) у Stasa sagittario.livejournal.com/163175.html

1 мин. 49 сек. - 1 мин. 53 сек. Государь Император Николай Александрович:
"Братцы! Спасибо вам за полный парад!"

2 мин. 08 сек. - 2 мин. 13 сек. Государь Император Николай Александрович:
"Спасибо, братцы  вам за отличное ученье!"



Экк Эдуард Владимирович
11.04.1851 - 05.04.1937

Экк Эдуард Владимирович - генерал от инфантерии, окончил Николаевскую академию Генштаба. Участник русско-турецкой войны 1877-78 годов. В 1878-95 годах служил на штабных должностях в Харьковском и Московском ВО. В 1895-1904 годах командовал Могилевским полком, начальник штаба 7-го армейского корпуса, Дежурный генерал Одесского ВО. Участник русско-японской войны, командовал пехотной дивизией. С 01.10.1907 в чине генерал-лейтенанта (с 6.12.1910 г. — генерал от инфантерии) по 15.05.1912 командовал Отдельным Гренадерским корпусом Его Императорского Величества, с 1912 года 7-м армейским корпусом, с которым выступил на фронт Первой мировой войны. За бои под Львовом и в Галиции награжден орденом Святого Георгия 4-й и 3-й степеней. В 1917 году командовал 23-м армейским корпусом. Участник Белого движения. Находился в распоряжении главнокомандующего ВСЮР, с 1919г. — председатель военно-полевого суда при штабе главкома.


(Эта фотография в возрасте около 75 лет, видимо, в Югославии).

После эвакуации Русской армии из Крыма, Экк Эдуард Владимирович жил в Югославии, в 1924-33 годах — начальник 4-го отдела Русского Обще-Воинского Союза, учредитель журнала «Русский военный вестник». Скончался в Белграде 5 апреля 1937 г. Похоронен на Новом кладбище.

О генерале Экк Э.В. на сайте "Русская армия в Первой мировой войне":
Лютеранин. Из дворян Петербургской губернии. Сын тайного советника. Получил домашнее образование. В службу вступил 10.10.1868 в л-гв. Семеновский полк. Прапорщик гв. (ст. 06.11.1869). Подпоручик (ст. 30.08.1874). Поручик (ст. 30.08.1877). Окончил Николаевскую академию Ген. штаба (1878; по 1-му разряду). Штабс-Капитан гв. (пр. 1878; ст. 06.01.1878; за отличие). Переименован в Капитаны ГШ (ст. 06.01.1878). Участник русско-турецкой войны 1877-78 помощником штаб-офицера над колонновожатыми действующей армии (01.08.1878-13.11.1879).







Где-то в России.

Плата для РПЦ за признание "екатеринбургских останков" - Исаакиевский собор.

А вот и плата, за которую российские власти получат положительное решение и подпись РПЦ под признанием "екатеринбургскими останками", включая и несколько косточек, приписываемых Цесаревичу Алексею и Царевне Марии - Иссакиевский собор, который, очевидно будет отдан в ближайшее время РПЦ. Естественно, что храмы должны принадлежать церкви, и для меня, к примеру, непостижимо, как они могут становится объектами сделок.

Изображение

Директор музейного комплекса «Исаакиевский собор» Николай Буров, в свою очередь, растерян, не зная что делать с работниками музея после завершения этой сделки: " Такая ситуация сложилась в связи со сменой руководства нашей епархии. Я с уважением отношусь к митрополиту, но манера общения очень изменилась. Они взяли большевистскую манеру 1920-х годов, только наоборот. Это уже третья заявка по нашему комплексу (включает четыре объекта: Исаакиевский собор, Спас-на-Крови, Сампсониевский и Смольный соборы — прим. «Ленты.ру») за год. Первая — Сампсониевский собор, теперь — Исаакий и Спас-на-Крови."

Изображение
http://lenta.ru/articles/2015/07/28/church/

Почему я прогнозирую и связываю эти два события? Во-первых, они происходят синхронно, и если раньше не решались положительно, то сейчас, очевидно, решение без лишних скандалов и споров принято.

Ну, и второе. Вспомним в честь какого святого и по инициативе кого был построен сей крупнейший собор Санкт-Петербурга. Первая Исаакиевская церковь построена по указанию Петра I для удовлетворения духовных нужд рабочих Админиралтейских верфей. В ней же он венчался с Екатериной Алексеевной. Была потом и вторая Исаакиевская церковь и третий уже Исаакиевский собор. Окончательный четвертый величественный храм в современном виде строился с 1818 по 1858 год. (Вот и связующая ниточка из далекого 1818 к 1918 году). Имя храму дали в честь Исаакия Далматского, день поминовения которого приходится на день рождения Петра I . Вот и главное, чем выдающимся представлял св. Исаакий для Петра I.

Но для нынешних властей и РПЦ главным предстанет другое - деяние преподобного Исаакия Далматского. "В 378 г., когда император Валента (364-379) готовился к военному походу против готов, которые стояли в большом числе на берегах Дуная, угрожая Константинополю, св. Исаа­кий по Божественному откровению явился пред Валентом и сказал: «Царь! Отопри храмы для православных, и то­гда Господь благопоспешествует пути твоему». Но прави­тель пренебрежительно отмахнулся от пустынника." Император потерпел поражение и погиб, а храмы следующим императором вновь были возвращены православным после 40-летнего перерыва.

Ливадийский Императорский дворец.


Ливадийский Императорский дворец.

Ливадия... Грани истории.





"У каждого места на земле есть душа, свое значение в общем ходе человеческой истории и жизни. Но есть места, в которых ощущение времени становится реальным и необыкновенно зримым. Время как бы останавливается здесь в поворотные моменты истории человечества.

Почему, так получилось, что на маленьком клочке земли, возле Черного моря, сконцентрирован такой мощный заряд духовной энергии? Облик Земли непреодолимо меняется, но глубокий покой и ощущение высокой духовности, разлитые здесь, проходят неизменными через годы и поколения людей, живших здесь.

Появление по соседству с Ялтой Царского имения дало мощный толчок развитию города.

Предвидя большое будущее южного берега Крыма и особенно Ялты, как всероссийского курорта, Император Александр II поручил городскому голове создать городской план застройки с тем, чтобы она оставалась городом-садом с чистым воздухом, многочисленными парками и садами.

Император Александр III продолжил развивать Ялту и к 1890 году город вошел в число лучших курортов Европы.

В 1910-1911 годах по заданию Императора Николая II на месте старого имения возводится новый дворец - летняя резиденция Императора и Его Семьи.

"В Крыму была жизнь, а в Петербурге - служба"  - писала одна из Великих Княжен."

После февральского предательства и заговора генералов и масонов 1917 года и ареста Государя Николая II и Его Семьи, несмотря на высказанные пожелания, Им уже было не суждено  побывать в своем доме в Крыму.

Я уже писал, что специально для Ливадийского дворца Иван Константинович Айвазовский написал около 30 картин с видами Ялты, Ореанды, Ливадии, Ай-Петри, морских пейзажей, были картины на религиозные и исторические темы.

Пребывание Государя Императора Николая II в Финляндии 25 февраля/10 марта 1915 года.




Пребывание Государя Императора Николая II в Финляндии 25 февраля/10 марта 1915 года. Как следует из текста в фильме, съемка выполнена скрытно.




Из дневника Николая II:

25-го февраля (1915 года). Среда.

В 9 час. прибыл в Гельсингфорс. На станции почетный караул от Госуд. ополчения — великолепная рота! В помещениях представились сенаторы, начальники главных управлений, консула, городское управление и депутации от населения. В моторе с Бенкендорфом поехал в наш собор [Успенский православный собор]. По улицам с одной стороны стояли войска, народу было много. Из собора проехал в Николаевскую протестантскую церковь, где тоже было отслужено молебствие; а оттуда на лед к эскадре. Посетил флагм. кор. крейсер «Россия» и затем лин. кор. «Петропавловск». Оригинальный вид у судов в белой окраске и окруженных льдом. Команды остальных кораблей стояли шпалерами против них. Заехал в Свеаборг, был в креп. соборе и сделал смотр гарнизону. Вернулся в поезд к завтраку.

В 3 часа отправился в объезд всей сухопутной линии обороны, сооруженной во время войны и длиною 35 верст. Выходил из мотора осматривать батареи, опорные пункты и пр. сооружения.

Работа огромная и отлично исполненная. В 5 час. приехал во дворец, выпил чаю и осмотрел лазарет на 200 ранен. Посетил пароход «Ариадис», устроенный под морской госпиталь, городскую больницу и огромный лазарет в здании новой станции на 1200 раненых.

Опоздал слегка к обеду. Вечером выслушал интереснейший доклад адм. Эссена и в 10 час. покинул Гельсингфорс.


115 лет назад 14/26 мая 1896 года состоялась Коронация Николая II.


http://szhaman.livejournal.com/108269.html

Утром 14 мая (26 мая) московские улицы представляли необычайный вид. Все лавки заперты, нигде не видно ни экипажей, ни пешеходов. Вся жизнь как бы отхлынула от города и вся сосредоточилась у Кремля.
Сотни тысяч людей занимали кремлевские площади и стояли вокруг его стен. Это было сплошное море голов.
"Площадь между соборами ярко облита светом майского солнца, пестреет красным сукном помостов, золотом мундиров, роскошным разнообразием одежд. Начиная от Благовещенского собора и кончая церковью Двенадцати апостолов, площадь охватывает полукружием широкий амфитеатр трибун с местами для зрителей. Между Красным крыльцом и Благовещенским собором также устроена трибуна. Невысокие перила окаймляют красный от сукна путь торжественного шествия. Между перилами, в свободном пространстве, море голов народа занимает всю правую сторону площади кремлёвских соборов, считая от Архангельского". В Кремле строились войска: кирасиры, казаки собственного Его Величества конвоя, лейб-гусары и лейб-уланы становились рядами по пути торжественного шествия, а за ними шпалерами становились полуроты и взводы разных частей.
Ровно в 7 часов утра загудел колокол Ивана Великого, и с Тайницкой башни загремели пушки. Один за другим раздавались 21 выстрел, и по всей Москве разлился могучий звон колоколов. И звон и пальба известили Москву, что в Успенском соборе началось молебствие о здравии и многолетии царя и царицы.
В 8 часов 30 минут прибыли в собор придворные дамы. "Была необыкновенно красивая картина, когда одна за другой дамы проходили на свои места. Русский костюм дам как нельзя более идёт к русским лицам; русский головной убор, украшенный драгоценными каменьями, придаёт лицам мягкое, полное прелести выражение". Затем прибыли представители духовных иноверческих исповеданий.
В 8 часов 45 минут прибыл и дипломатический корпус. "Шествие открылось дамами; тут белые платья, блеск бриллиантов, золотое шитье, разноцветные мундиры дипломатов... Взоры всех обращались и к трону: там безмолвно и неподвижно стояли на ступенях четыре кавалергардских офицера с обнажёнными палашами и касками в руках".


Обряд миропомазания Государя Императора Николая II Александровича.

Далее...

Война и Мир. Гамбург. Часть 1.


Гамбург, февраль 2011 года.

Мне кажется, что именно в эти дни 8-9 мая, в дни окончания войны с фашизмом, будет кстати поместить фотографии моей поездки в февральский Гамбург.

Начнем с фото Церкви Святого Николая, разбомбленной в войну и в таком виде мудро сохраненной жителями Гамбурга. Сегодня, поднимаясь на лифте на самую верхнюю площадку оставшейся части церкви о многом передумаешь.


Collapse )

Профессор Вольфганг Бонте (Дюссельдорф) и екатеринбургские останки.

В связи с экспертизами останков, найденных под Екатеринбургом, встречал в интернете упоминание   экспертизы, проведенной в 90-х годах в Германии в лаборатории генетической экспертизы института судебной медицины университета им. Генриха Гейне


профессором, доктором медицинских наук, президентом Международной ассоциации судебной медицины В. Бонте, доктором медицины, генетиком В. Хукенбеком, доктором медицины, антропологом Альтом, г. Дюссельдорф.
Согласно этой экспертизе екатеринбургские останки принадлежат Филатовым, семье двойников царской семьи Николая II. Этот вывод сделан на основании сравнения с ДНК живущими в Германии родственниками Филатовых. Это дало повод
Олегу Филатову утверждать, что он является сыном Цесаревича Алексея.
Пытаясь найти больше информации о профессоре В.Бонте, я попросил свою дочь Олесю 20 октября поискать в немецком интернете. Каково же было её, а затем и мое удивление и печаль, когда она нашла 21 октября 2010 года, и затем сообщила мне в этот же день, что профессор Вольфганг Бонте умер 21 октября 2000 года, ровно 10 лет назад, день в день.
Умер всего лишь в 61 год, от рака. 
Как говорим мы, православные: Царство ему Небесное. 
 


Только затем я нашел упоминание об этом прискорбном известии в беседе главного редактора Русской линии с Ольгой Николаевной Куликовской-Романовой и профессором Вячеславом Леонидовичем Поповым 30 октября 2007 года.
http://rusk.ru/st.php?idar=105046

А теперь некролог, помещенный в
газете Die Welt:
 

In memoriam Universitatsprofessor Dr. med. Wolfgang Bonte

(1939 – 2000)

Thomas Daldrup, Dusseldorf

Der Mensch ist nicht immer aufgelegt zum Lachen, er wird manchmal still und ernst und

denkt zuruck in die Vergangenheit, denn die Vergangenheit ist die eigentliche Heimat seiner

Seele, schrieb einst Heinrich Heine. Am 21.10.2000 starb im Alter von nur 61 Jahren Prof.

Dr. med. Wolfgang Bonte in seinem Haus in Dusseldorf im Beisein seiner Frau Ina. Wolfgang

Bonte wurde 1999 kurz vor seinem 60-sten Geburtstag mit der Tatsache konfrontiert, da. er

Krebs hat. Diese schreckliche Nachricht hat ihn nicht davon abgehalten, die Vorbereitungen

zu dem Symposium anla.lich seines runden Geburtstages fortzusetzen. Personlich hat er

darum gebeten, da. ungeachtet seiner Erkrankung Freunde und Kollegen in gro.er Zahl nach

Dusseldorf kommen, um gemeinsam mit ihm seinen Geburtstag zu feiern. Die anstehende

Operation wurde entsprechend verschoben. Die Starke, die Wolfgang Bonte zeigte, war so

unglaublich und gleichzeitig so typisch fur sein Leben. Viele Menschen, die einen derartigen

Schicksalsschlag erfahren mussen, verandern sich in ihrem Wesen, nicht so Wolfgang Bonte;

er lachte weiterhin gerne, schmiedete Zukunftsplane und wollte so schnell wie moglich wie-

Lebenslauf von Prof. Dr. Wolfgang Bonte

 





Wolfgang Bonte in Begleitung seiner Frau Ina und

Thomas T. Noguchi (Los Angeles). Die Aufnahme

entstand anlasslich der Jahrestagung in der DGR in

Essen am 27.09.2000

- geboren am 22.09.1939 in Nordhausen

- Bauingenieurwesen-Studium in Hannover

(4 Semester)

- Medizinstudium in Erlangen und

Gottingen

- Staatsexamen (1968)

- Promotion (1968)

- MA in der Kardiologie und Gynakologie

in Gottingen

- 1970 Rechtsmedizin in Gottingen

- 1978 Habilitation zum Thema postmortaler

 

Proteinkatabolismus

- 1985 Berufung auf den Lehrstuhl fur

Rechtsmedizin der Heinrich-Heine-

Universitat Dusseldorf

- 1990 Prasident der International Association of Forensic Science (IAFS)

- verstorben am 21.10.2000 in Dusseldorf

Ehrungen: Ehrenmitglied der polnischen, der baltischen und der ungarischen Gesellschaft fur

Rechtsmedizin; Trager des Widmark Award 1989

der seine Arbeit im Institut aufnehmen. Zu Hause hat er offenstehende Projekte abgeschlossen

und hat, unterstutzt von seinen Mitarbeitern, das Institut weitergeleitet.

Wolfgang Bonte liebte das Reisen und half so dem Institut in Dusseldorf und der

Rechtsmedizin in Deutschland international zu hohem Ansehen. Seine warmherzige, frohliche

und gleichzeitig auch bescheidene und gro.zugige Art verschaffte ihm nicht nur in seinem

Institut und in den vielen Gremien der Universitat, in denen er tatig war, viel Zuneigung,

sondern auch innerhalb der zahlreichen Fachgesellschaften, in denen er Mitglied war.

Auch fur die forensische Toxikologie ist der Tod von Wolfgang Bonte ein gro.er Verlust. Er

hat sich wissenschaftlich sehr intensiv mit der Analytik befa.t, zuerst mit der Bestimmung

von Aminosauren zur Ermittlung der Leichenliegezeiten, spater dann und sehr erfolgreich mit

der Bestimmung von Begleitalkoholen in Blutproben. Letzteres Verfahren wurde zu einem

Standard in der Rechtsmedizin. Aus diesen Arbeiten resultiert auch seine enge Verbindung

mit der GTFCh, deren Mitglied er 1990 wurde. So hat er 1986 im Rahmen des GTFCh-

Fortbildungskurses in Bad Vilbel den Themenkreis „Zusammensetzung alkoholischer

Getranke und deren Nachweis“ geleitet. Es konnte sein, da. seine personlichen Erfahrungen

mit den Widrigkeiten bei der sicheren Bestimmung von Fremdsubstanzen aus biologischem

Material ein Grund dafur war, da. er viel Anerkennung den Kolleginnen und Kollegen

entgegenbrachte, die auf dem Gebiet der toxikologischen Analytik etwas geleistet hatten.

Auch war er mit vielen von ihnen freundschaftlich eng ve rbunden.

Besonders am Herzen lag ihm aber die Pflege der internationalen Beziehungen. Somit war es

fur ihn der Hohepunkt seiner wissenschaftlichen Laufbahn, als er 1990 in Australien Prasident

der IAFS wurde und entsprechend der Statute 1993 den Kongre. in Dusseldorf ausrichten

durfte. Um die Tagungsgebuhr niedrig zu halten, war es ihm recht, den Kongre. statt in einem

Ballsaal eines gro.en Hotels in einem einfachen Festzelt in der Nahe der Mensa abzuhalten.

Wichtiger als Au.erlichkeiten war es ihm, durch finanzielle Bescheidenheit den vielen

Kollegen der ehemaligen Ostblockstaaten erstmals die Moglichkeit zu bieten, an einem IAFSKongre.

teilzunehmen. Wolfgang Bonte war ein gro.artiger Mensch, dem ich personlich viel

zu verdanken habe. Es fallt schwer akzeptieren zu mussen, da. Wolfgang Bonte von uns

gegangen ist.

И перевод, выполненный Олесей:

В память о профессоре университета и докторе медицины Вольфганге Бонте

(1939-2000)

 «Человек не всегда расположен к смеху, иногда он становится тихим и серьезным, вспоминает свое прошлое, потому что прошлое – это родина его души», - писал Генрих Гейне. 21.10.2000 в возрасте 61 года в своем доме в Дюссельдорфе умер Профессор Бонте. Его жена Ина была рядом с ним. Незадолго до своего 60-ого дня рождения Вольфганг Бонте был ошарашен известием о том, что болен раком. Несмотря на эту новость профессор, не отменил приготовления к симпозиуму, посвященному его 60-летнему юбилею. Вольфганг Бонте попросил своих друзей и коллег, не обращая внимание на его болезнь, посетить его и отпраздновать этот день рождения вместе с ним. Предстоящую операцию отложили. Сила, которую показывал Вольфганг Бонте, была настолько невероятной и одновременно типичной для его жизни. Многие люди, которые перенесли такой удар судьбы, меняются в своей сущности, но не Вольфганг Бонте: он продолжал смеяться, строил планы на будущее, и как можно скорее хотел вернуться к своей работе в университете. Он закончил открытые проекты и продолжил руководить университетом при поддержке своих сотрудников.  

Вольфганг Бонте любил путешествовать и таким образом помог Институту в Дюссельдорфе и правовой медицине в Германии завоевать мировой авторитет. Благодаря своей сердечности, доброжелательности и одновременно скромности и великодушию он завоевал симпатию не только в своем институте и отделениях университета, но и в многочисленных учреждениях, членом которых он являлся.


Для области судебной токсикологии смерть Вольфганга Бонте также большая потеря.  Он активно занимался научным анализом, сначала обнаружением аминокислот для определения времени смерти, а позже выявлением остаточного алкоголя в крови. Последнее исследование стало стандартом в правовой медицине. Результатом его работ стала тесная связь с GTFCh (Общество по  токсикологической и судебной медицине), членом которого он являлся в 1990 году. В рамках повышения квалификации GTFCh он вел тематический курс «Смешивание алкогольных напитков и их обнаружение» в Бад Вильбеле в 1986 году. Возможно, что его личный опыт в сложном определении чужеродных веществ из биологического материала принес ему признание коллег из области токсикологического анализа. Со многими из них он был очень дружен.

Но особенно ему нравилось налаживание интернациональных связей. И высшим пунктом его научной карьеры стало его назначение на должность президента IAFS (Международная ассоциация судебной медицины) в Австралии в 1990 году и согласно уставу 1993 года смог возглавить конгресс в Дюссельдорфе. Чтобы снизить затраты, он решил провести конгресс не в бальном зале огромного отеля, а в простом шатре, установленном недалеко от Мензы. Важнее формальностей для него была финансовая скромность, с помощью которой он предоставил возможность участия в конгрессе коллег из бывших стран восточного блока. Вольфганг Бонте был замечательным человеком, которому я лично очень благодарен. Трудно осознать, что Вольфганг Бонте покинул нас.

 Биография Вольфганга Бонте

- родился 22 сентября 1939 года в Нордхаузене

- обучение горному строительству в Ганновере (4 семестра)

- обучение медицине в Эрлангене и Гёттингене

- Государственные экзамены (1968)

- защита докторской диссертации(1968)

- магистратура по кардиологии и гинекологии в Гёттингене

- 1970 судебная медицина в Гёттингене

- получение доцентуры по теме «Посмертный катаболизм протеина»

- 1985 приглашение на кафедру судебной медицины Университета Дюссельдорфа им. Генриха Гейне

- 1990 Президент IAFC (Международная ассоциация судебной медицины)

- умер 21.10.2000 в Дюссельдорфе

 Награды:  почетный член Польского, Прибалтийского и Венгерского обществ судебной медицины; орден Widmark Award (орден Международной конференции по алкоголю, наркотикам и безопасности дорожного движения, присуждаемый за научные достижения в данных областях) 1980.

На фотографии: в сопровождении своей супруги Инны и Томаса Т. Ногучи (Лос Анжелес). Фотография 27.09.2010 на ежегодной конференции Германского общества судебной медицины в Эссене.

На последней фотографии Вольфганг Бонте запечатлен за 24 дня до своей смерти. Он был на ногах. Поразительно.

23 октября 1890 г. - 4 августа 1891 г. Путешествие Цесаревича Николая II на Восток (Япония, Сибирь).

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ВОСТОК

    С эпохи Петра Великого, совершившего в 1697 -1698 гг. свое знаменитое "Великое посольство", образовательные путешествия становятся частью подготовки к государственной деятельности членов царствующего дома в России. Именно таким путем достигалось непосредственное сближение с жизнью, появлялся опыт, общения с простым людом для особ правящей династии. Особенно большое значение путешествиям придавалось в России в царствование Николая I , который отправляет в 1837 г. своего сына цесаревича Александра Николаевича в поездку по Европейской России и Сибири по маршруту: Новгород - Тверь - Ярославль - Вятка - Пермь - Екатеринбург - Тюмень - Ялуторовск - Курган - Тобольск и обратно. Это было первое посещение Сибири одним из членов царствующей династии. Великий князь Владимир Александрович в 1868 г. побывав в Оренбурге, Нижне-Уральске, Петропавловске, Омске, Павлодаре, Семипалатинске, Барнауле, Томске, Колывани, Тюмени, Екатеринбурге и Перми. С именем другого великого князя Константина Николаевича связано начало морских путешествий. В 1844 г. он из Архангельска через Копенгаген прошел в Санкт-Петербург, а позднее неоднократно плавал по Балтийскому, Черному и Средиземному морям. В 1866, 1867, 1868 гг. великий князь Алексей Александрович плавает по Атлантическому океану, Черному и Средиземному морям, а в 1870 - 1872 гг. совершает первый долговременный морской поход с посещением США, Кубы, Бразилии, мыса Доброй Надежды, Явы, Сингапура, Гонконга и Японии. Он же был первым из императорских высочеств, прошедшим через всю Сибирь от Владивостока до Урала. В 1886 -1889 гг. большое путешествие проделал великий князь Александр Михайлович, побывав на Тихом и Индийском океанах. В 1890 г. цесаревич Николай Александрович встретился на Цейлоне с великим князями Александром и Сергеем Михайловичами, которые совершали плавание в Индийском океане. Таким образом, путешествие наследника цесаревича Николая Александровича 1890 -1891 гг. можно было бы считать в общем - то заурядным делом, если бы не несколько моментов, которые превратили его в уникальное для русской жизни конца XIX века событие и в крупнейшее военно-дипломатическое действие императора Александра III.
    То, что это путешествие совершал законный наследник российского престола, будущий император Николай II, сразу придавало этому мероприятию государственное значение и требовало предварительной дипломатической проработки всего маршрута следования. Сам поход приурочен к завершению наследником 13-летнего курса образования ( 8 гимназических, 4 университетских и 1 дополнительного года ) и рассматривался Александром III в качестве важнейшего этапа в познании наследником как Российской империи, так и сопредельных территорий. В 1890 г. Александр III решил основать Великую Сибирскую железную дорогу и Николай Александрович должен был лично присутствовать при начале строительства в Владивостоке и символически свезя первую тачку грунта для насыпи . А так как Августейшему путешественнику нельзя было проехать одним путем дважды, то было принято решение добраться до Владивостока морским путем - через Египет, Индию и Японию. Это давало наследнику возможность установить личные дипломатические связи с правящими династиями как на Западе, так и на Востоке, а так же укрепить контакты между Россией и другими странами. Так, например, Николай подружился с сопровождавшим его в путешествии греческим принцем Георгом и надолго установил дружеские отношения с королем Сиама Рамой V Чулалонгкорном. В то же время это путешествие стало прекрасной демонстрацией усиления военной мощи России во всем мире и в первую очередь, на Дальнем Востоке. Фрегат "Память Азова", на котором держал свой флаг цесаревич, постоянно сопровождала эскадра кораблей русского военно-морского флота. Все это невольно показывало рост могущества Российской империи. Путешествие началось 23 октября 1890 года (все даты даны по старому стилю), когда наследник после молебна покинул Гатчину и завершилось 4 августа 1891 года его прибытием в Царское Село. За это время им было пройдено 51 000 верст, из них 15 000 - по железной дороге, 5 000 - в экипаже, 9 100 - по рекам, 21 900 - по морям. Вместе с наследником весь путь прошли его адъютанты князь В.С. Кочубей, князь Н.Д. Оболенский, князь В.А. Барятинский, Е.П. Волков, а также контр-адмирал В.Г.Басаргин, доктор В.К. фон Рамбах и художник Н.Н. Гриценко и князь Э.Э. Ухтомский. Маршрут следования пролегал через Псков -Вильну -Варшаву-Вену до Триеста, где началась собственно морская часть путешествия. Там цесаревич взошел на борт фрегата "Память Азова", на котором был поднят его штандарт, спущенный только во Владивостоке.

Крейсер "Память Азова" в пасхальном яйце Фаберже. http://www.liveinternet.ru/users/la_belle_epoque/post73784807/


Официально это был крейсер I класса, но в описании путешествия Э.Э. Ухтомского "Память Азова" назван фрегатом, что стало традицией. Совершая свое первое плавание, "Память Азова" в Триест пришел из Кронштадта, обогнув всю Европу. На борту фрегата находился брат Николая, великий князь Георгий Александрович, который проходил на нем службу в чине мичмана. Георгий сопровождал Николая только до Цейлона, откуда он вынужден был вернутся в связи с ухудшением здоровья обратно с великими князями Александром и Сергеем Михайловичами, которые на яхте "Тамара" плыли на родину. Надо отметить, что весь путь "Память Азова" прошел в сопровождении флагманского крейсера "Владимир Мономах", на котором держал свой флаг контр-адмирал В. Г. Басаргин, а до Суэца вместе с ними шла канонерская лодка "Запорожец". От Адена до Бомбея эскорт осуществлял крейсер " Адмирал Корнилов". А в районе Нанкина к наследнику присоединилась целая эскадра, сопровождавшая его до Владивостока в составе крейсера "Адмирал Нахимов", канонерских лодок "Бобр", "Кореец", "Манджур" и "Джигит" под командованием вице-адмирала П.Н.Назимова. 
    Из Триеста 26 октября 1890 г. Николай морским путем проследовал в Грецию, где к августейшему путешественнику после ознакомления с греческими городами и памятниками присоединился принц Георг Греческий, который сопровождал наследника вплоть до Владивостока. Затем маршрут пролег через Средиземное море к Порт-Саиду в Египте. В то время как корабли шли Суэцким каналом, цесаревич со своими сопровождающими лицами 10 - 27 ноября совершил поездку по Нилу до современного Асуана и обратно, осматривая памятники Древнего Египта.


От Суэца русские корабли через Аден проследовали в Индию и прибыли 11 декабря в Бомбей. Здесь цесаревич с принцем Георгом со своей ближайшей свитой покинули суда и в период с 11 по 31 декабря 1890 г. предприняли длительный сухопутный поход по Индии по маршруту Бомбей - Агра - Лахор - Амратсар - Бенарес - Калькутта - Бомбей - Мадрас - Коломбо (Цейлон).



Цесаревич (слева) в гостях у махараджи Бенаресского.
































 

Цесаревич в гостях у махараджи Бенаресского.


Мадрасская группа наследника Цесаревича со спутниками по Индии.

























 





 

Мадрасская группа наследника Цесаревича со спутниками по Индии.


В Индии русские путешественники знакомились с знаменитыми памятниками, такими как, храм вырубленный в скале, на острове Элефант, или сикхский Золотой храм в Амратсаре, встречались с местными правителями - раджами, а также охотились. Николай и его спутники покупали произведения местных ремесленников и получали подарки: узорчатые цветные ткани, шелковые шали, образцы оружия, изумительные миниатюры с видами Индии и портретами исторических деятелей и т.д. Многие из них уже в то время представляли большую художественную ценность в связи с происходящим в Индии упадком традиционного искусства и ремесел под напором дешевых товаров, поставляемых из Англии, а также угасанием местных коренных правящих династий, которые были главными потребителями предметов роскоши.
   
Приём в Банкоке русской царской делегации






































 

Приём в Банкоке русской царской делегации.

Покинув Цейлон 31 января, "Память Азова" с "Владимиром Мономахом" через Сингапур и Батавию (о. Ява). следуют до Бангкока. Там Николай Александрович в течении недели является гостем сиамского (таиландского) короля Рамы V Чулалонгкорна, короля - реформатора, роль которого в истории Сиама иногда сравнивают с ролью Петра I. Николаю был оказан исключительно теплый прием, он был награжден высшим сиамским орденом, получил от короля личные подарки. У монархов устанавливаются доверительные отношения. Позднее, в 1897 г. Чулалонгкорн посетил Санкт-Петербург, а один из его сыновей получил образование в Пажеском корпусе и женился на русской девушке. Россия также выступила посредником в отношениях между Сиамом и Францией, которая активизировала свою деятельность в Индокитае; благодаря вмешательству Николая II Сиам сумел сохранить свою независимость.
    Попрощавшись 13 марта с радушным Бангкоком, наследник через Сингапур, Батавию (о.Ява), Сайгон и Гонконг последовал в Нанкин. Из этого города на пароходе Русского добровольческого флота "Владивосток" цесаревич предпринял путешествие по реке Янцзы до города Хань-коу, где находился крупный завод по производству чая, принадлежащий русскому торговому дому "Токмаков, Молотков и Компания." Этот торговый дом был крупнейшим поставщиком различных видов китайского чая в Россию. Николай посетил их завод, а в числе подарков, поднесенных цесаревичу, были модели различных приспособлений для производства чая, а так же производимые там различные сорта чая.
    Путешествие в основном было без приключений, но одно трагическое случилось в Японии. Николай Александрович прибыл в Страну восходящего солнца 15 апреля 1981 г. в сопровождении 6 кораблей русского флота. Такое же количество японских кораблей приветствовали наследника русского престола артиллерийским салютом из 21 орудия. Была организована радушная встреча высокого гостя, на которую прибыл принц Арисугава-но-мия Тарухитэ. Он в 1882 г. посетил Россию и присутствовал на торжествах по случаю восшествия на престол Александра III, а в 1889 г. при новом посещении Петербурга познакомился с наследником. Однако визит Николая Александровича вызвал и большое беспокойство, тревогу среди японского населения. Далеко не все в Японии с удовольствием наблюдали за усилением России на Дальнем Востоке. Некоторые японские газеты писали, что поездка сына русского царя является ознакомительной и связана с изучением военного потенциала Японии, сухопутные силы которой состояли всего из шести дивизий, а военно-морского флота почти не было. К тому же накануне, 7 марта 1891 г. в Токио состоялось освящение Воскресенского православного собора, сооружавшегося в 1884 -1889 г., и "подавляющего своей внушительностью столицу империи", как писала одна из газет. Это так же разжигало чувство страха перед Россией, создавая некоторую нездоровую обстановку.
    Посещение Японии началось с г. Нагасаки, где Николай со спутниками пробыл 9 дней. Цесаревич инкогнито знакомился с городом и вместе с офицерами эскадры неоднократно бывал в пригороде Нагасаки Инасамура или Инасу, которую называли "русской" деревней. Здесь в 1870-е г. проживали некоторое время около 600 моряков с потерпевшего крушение фрегата "Аскольд". Именно тогда здесь возникли русско-японские семьи, а так же русское кладбище. Интересно, что командиром "Аскольда" был капитан I ранга Унковский, а Э.А. Ухтомский был старшим офицером "Аскольда". Судьбе было угодно снова привести в эти места их сыновей, несших службу на "Памяти Азова", Вообще, Нагасаки было тем местом, которое посещали все русские корабли, которые шли на Дальний Восток или плавали в Южных морях для отдыха и ремонта. Поэтому местное население доброжелательно относилось к русским, а местные торговцы были рады им. Как упоминает Э. Э. Ухтомский, здесь было питейное заведение с символическим названием "Кабак Кронштадт". Посещали они и местные увеселительные заведения, где общались с гейшами. В Российской национальной библиотеке сохранились фотографии, на которых изображены "офицеры эскадры со своими японскими женами". В одном из подобных заведений Николай познакомился с гейшей по имени О-Мацу. Сохранился её своеобразный портрет - в виде куклы в натуральную величину.

 

Она была поднесена наследнику перед отплытием из Японии знаменитым мастером Кавасима Дзимбеем II . Считается , что этот подарок был изготовлен мастером по инициативе императора Японии после "инцидента в Оцу". Но поскольку его характер было чересчур неофициального свойства, было решено, что куклу подарит Дзимбей, на чьей мануфактуре была выткана одежда для куклы. (В настоящее время кукла находится в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого.) Николай познакомился с мастером 28 апреля 1891 г. в пригороде Киото Нисидзин, где находилась мануфактура Дзимбея. Мастер встречал наследника одетым во фрак и сам давал объяснения на французском языке. Их знакомство имело продолжение: Дзимбей позднее был пожалован почетным званием поставщика Двора Его Императорского Величества, а еще позже был пожалован орденом Св. Станислава. Произведения Дзимбея произвели сильное впечатление на Николая. И так случилось, что ковер его работы, на котором были изображены конные воины-самураи, стреляющие из луков по бегущим собакам, стал прощальным подарком императора Мэйдзи цесаревичу Николаю, ибо идея этого подарка возникла после трагического события в Оцу. В течении 6 дней ковер был дополнен специальным бордюром из императорских гербов - японской хризантемы и российского двуглавого орла.. А самой знаменитой работой Дзимбея стало оформление зала Административного Совета во Дворце Мира в Гааге - т.н. "Японской комнаты"



Цесаревич Николай Александрович и греческий принц Георг. 

    Но приятное пребывание в Японии было омрачено происшествием, известным как "инцидент в Оцу". 23 апреля русская эскадра покинула Нагасаки и 27 апреля прибыла в порт Кобэ. В тот же день наследник с сопровождающими лицами отправляется в Киото, где они останавливаются в отеле "Токива", которым собралась толпа и раздавались враждебные выкрики. В русскую дипломатическую миссию поступил документ угрожающего характера, подписанный кровью. Русский посланник направил его в МИД Японии, но виновный не был найден. 29 апреля Николай с принцем Георгом в сопровождении принца Арисугава-но-мия отправились на колясках, которые везли рикши, из Киото в город Оцу. Там они посетили почитаемый японцами храм Миидэра, любовались красотами озера Бива, после чего обедали в префектуральном управлении. Недалеко был устроен базар, где, по словам Николая, они закупили много всяких мелочей сувенирного характера, многие из которых легко отождествляются с предметами, хранящимися ныне в МАЭ.

   

Возвращаясь обратно в Киото, длинная процессия из 40 джин-рикш (ручных колясок) медленно двигалась по улице, запруженной народом. В это время полицейский по имени Цуда Сандзо, который отвечал за порядок и находился в толпе кланяющихся горожан, выхватив самурайский меч, дважды ударил Николая по голове. От смерти его спас принц Георг, отбивший тростью очередной удар. Подбежавшие рикши скрутили покушавшего, причем один из них мечом полицейского привел Сандзо в бесчувственное состояние, что позволило начальнику охраны русской свиты связать преступника. Николай был быстро доставлен в близлежащий дом владельца галантерейного магазина, где ему подготовили постель. Однако Николай отказался в неё ложиться и после перевязки сел у входа в магазин, спокойно куря. По словам Э.Э. Ухтомского, первыми словами цесаревича были : " это ничего, только бы японцы не подумали, что это происшествие может что либо изменить мои чувства к ним и признательность мою за их радушие". Затем под охраной японского отряда, в плотном кольце из собственной охраны, принца Георга и отвечавшего за встречу гостя принца Арисугавы-но-мия наследника препроводили в здание префектуры г. Оцу, где ему оказали квалифицированную медицинскую помощь. Несколько часов спустя его незаметно отвезли в Киото. Раны Николая в двух местах от затылка до виска по счастью оказались не опасными, но они вызвали большое беспокойство и замешательство не только в правительственных кругах, но и среди населения Японии. В тот роковой день 29 апреля издается императорский рескрипт о происшествии, в Киото были направлены представители высшей аристократии, известные врачи. Наконец, 30 апреля в Киото срочно прибывает сам император Мэйдзи, чтобы навестить цесаревича.
Файл:Black and white photo of emperor Meiji of Japan.jpg
Император Мэйдзи (明治天皇 Мэйдзи Тэнно:), прижизненное имя Муцухито, устар. Мутсу-Гитто (3 ноября 1852 — 30 июля 1912) — 122-й император Японии.

Эта встреча состоялась утром 1 мая, причем император предлагает направить в Россию принца Арисугава-но-мия и консультанта при тайном совете Эномото Такэаки, с извинениями за инцидент в Оцу но цесаревич этому категорически воспротивился. Во второй половине дня японский император проводил Николая до Кобэ, где на якорной стоянке был " Память Азова ", на борту которого Николай Александрович продолжил лечение. 2 мая наследник устраивает обед в честь принца Арисугава-но-мия, а 4 мая приходит срочная телеграмма от Александра III с приказом срочно отбыть во Владивосток. В связи с этим отплытие эскадры было назначено на 7 мая, и Николай на берег больше не сходил. Но до отплытия "Память Азова" посещали депутации с подарками и адресами соболезнования от жителей различных городов Японии.


Насколько я понимаю, это те двое возничих рикши после награждения на фрегате.

18 мая (эта дата все-таки - по новому стилю - d_n) на фрегат были приглашены возничие рикши, которые помогли задержать нападавшего и которым наследник был обязан жизнью. Николай лично наградил их орденами св. Анны, кроме того, каждый из них получил в награду единовременно 1500 долларов и им была назначена пенсия в 500 долларов в год. А 18 мая (эта дата - по новому стилю - d_n) Николаю исполнилось 23 года (опять 23). В связи с этим он получил подарки от императорской четы и жителей г.Осака. Император вручил ему живописный свиток, а императрица - книжную полку-сёдана из черного лака с изображением цветов глицинии. (Эта полка присутствовала на выставке 1893-1894 гг., но местонахождение её в настоящее время неизвестно.). В день отплытия состоялась последняя беседа цесаревича с императором Мэйдзи, причем по состоянию здоровья Николай отклонил приглашение императора о встрече на берегу, а пригласил его на "Память Азова". Именно тогда и был поднесен Николаю ковер "Инуомоно", о которой рассказывалось выше. Перед отплытием наследник русского престола направил японскому императору личное послание, где отмечал, что его впечатления от пребывания в Японии "ничем не омрачены". Минуя Токио, русская эскадра проследовала во Владивосток. А в Японии шли публичные моления за выздоровление Николая. На два дня были закрыты учебные заведения, в Киото шли десятки тысяч телеграмм и писем из разных концов страны с искренними соболезнованиями цесаревичу и пожеланиями здоровья и скорейшего выздоровления. Их днем и ночью принимала срочно учрежденная специальная канцелярия из 25 служащих. Представители политических и научных кругов, религиозных организаций один за другим посещали Киото, принося приветственные адреса и подарки. Так, например, на "Память Азова" в день его отплытия были доставлены 16 ящиков с дарами, среди которых были художественные произведения, сельскохозяйственные продукты, лакомства. Эта наивная и вместе с тем сердечная демонстрация свидетельствовала об искренней симпатии к пострадавшему наследнику русского престола. Но это не помешало восторжествовать японскому правосудию, которое, несмотря на требование большинства судить преступника военным судом с применением высшей меры наказания, приговорило самурая-полицейского Цуда Сандзо лишь к пожизненной каторге, опираясь на японские законы о покушении на убийство.
    Отплыв из Кобэ 7 мая, цесаревич 11 мая прибывает во Владивосток. Именно здесь начинается осуществление главной государственной задачи путешествия наследника, связанной с основанием Великой Сибирской железной дороги. Дискуссии о необходимости строительства этого стратегического пути, который связал Дальний Восток и Восточную Сибирь, шли с 1870-х. годов. Работало несколько высочайше назначенных комиссий, проводились изыскания различных маршрутов в Сибири, делались экономические расчеты. В конце 1880-х годов это строительство начали активно лоббировать военные. И 12 июля 1890 г. Александр III на докладе министра путей сообщения написал : "Необходимо приступить скорее к постройке этой дороги.". А 12 февраля 1891 г. было принято решение о строительстве первого участка пути от Владивостока до Графской длиной в 385 верст. Николай в это время уже был в пути, но он знал об основной миссии своего путешествия. Во Владивостоке его ожидал именной рескрипт, подписанный императором 17 апреля 1891 г. и доставленный курьерами через Сибирь. Этот документ гласил: " Ваше Императорское Высочество. Повелеваю ныне приступить к постройке сплошной через всю Сибирь железной дороги, имеющей соединить обильные дары природы сибирских областей с сетью внутренних рельсовых сообщений. Я поручаю Вам объявить таковую мою волю по вступлению вновь на русскую землю, после обозрения иностранных стран Востока. Вместе с тем возлагаю на Вас совершение во Владивостоке закладки разрешенного к строительству на счет казны и непосредственно распоряжением правительства Уссурийского участка великого сибирского рельсового пути... Александр." Именно этому и было посвящено время пребывания во Владивостоке. 17 мая цесаревич присутствует на открытии памятника Г.И. Невельскому, а 18 мая - на закладке сухого дока имени цесаревича Николая. Но основные события проходили 19 мая. Они начались в 10 часов утра молебном по случаю закладки железной дороги. На торжестве присутствовало около 300 человек. В момент провозглашения "Многие лета" императорской фамилии был произведен салют. После молитвы Николай Александрович лично изволил положить в тачку землю и свезти её на полотно строящейся железной дороги.


Строительство Транссибирской железной дороги. Конец XIX в.


Железнодорожный мост через Обь. 1890-е гг.

К этому моменту уже было построено 2 с половиной версты рельсового пути. По нему к месту торжественной церемонии был подан украшенный вагон с паровозом, где разместились почетные гости и отправились в город. В городе наследник принял участие в закладке - вокзала. И после этого от его имени был дан завтрак гостям.
20 мая Николай торжественно попрощался с экипажем "Памяти Азова" и со всеми кораблями, которые сопровождали его на последнем участке морского пути. На "Памяти Азова" был спущен штандарт наследника. 21 мая он покинул Владивосток, отправляясь через Сибирь в Петербург.


Прибытие Цесаревича в Хабаровск. Парад гарнизона, побывал в артиллерийских мастерских. Здесь запечатлено прохождение войск церемониальным маршем по Соборной площади. Тут же можно видеть первую триумфальную арку, простоявшую около четверти века. http://dkphoto.livejournal.com/91686.html

Его путь пролег через Хабаровск - Благовещенск - Читу - Иркутск - Красноярск - Томск - Тобольск - Омск - Оренбург - Самару - Пензу - Рязань - Москву - Петербург и завершился 4 августа 1891 года.
    Это многотрудное и далекое путешествие наследника было достойно увековечено в истории во многом благодаря Э.Э.Ухтомскому, который был включен в свиту Николая Александровича за несколько дней до отъезда. 
    Князь Эспер Эсперович Ухтомский (1861-1921), широкообразованый и разносторонний человек - ученый, дипломат, публицист, путешественник, коллекционер. Интерес к Востоку возник у Ухтомского под влиянием семейных традиций - по матери он был потомком адмирала С.К. Грейга, героя Чесменского сражения. Его прадед - А.С. Грейг был тоже адмиралом флота и героем русско-турецкой войны 1806-1812 гг., а отец - Э.А. Ухтомский, морским офицером, в начале 1870-х совершившим кругосветное плавание на корвете "Витязь. Еще во время учебы на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета Э.Э. Ухтомский начал серьезно интересоваться Востоком и буддизмом, изучать культуру народов Центральной и Южной Азии. В период с 1886 по 1890 гг. Ухтомский бывал на Востоке, посетив многие буддистские монастыри Забайкалья и ламаитские святилища Пекина, проехав Монголию от Кяхты до Великой стены. Богатые и разнообразные впечатления Ухтомского, широта интересов нашли отражение в ряде его научных трудов Но огромное общественное признание в России Ухтомский получил, несомненно, благодаря своему самому капитальному сочинению, посвящен ному путешествию на Восток с Николаем Александровичем, в котором он выступил в качестве автора-издателя. Книга писалась им в общей 
сложности шесть лет, выходила отдельными выпусками, которые составили в итоге три тома. 
    Первый том под названием "Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890-1891" вышел в свет в 1893 году; второй и третий тома - в 1895 и 1897 гг. уже под названием "Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (в 1890-1891)". Сразу же после выхода в свет "Путешествие" было издано на английском, немецком и французском языках. Несомненно, всему этому в первую очередь способствовал текст Ухтомского, в котором прекрасный литературный язык сочетался с информативностью, наличием массы интереснейших сведений по истории, быту, религии многих восточных народов. Недаром Ухтомский после возвращения из путешествия был избран членом Русского географического общества, прочно войдя в круг профессиональных востоковедов. После 1891 г. Э.Э. Ухтомского постоянно будут привлекать в качестве эксперта по решению внешнеполитических проблем России на Дальнем Востоке, он получит необычайные возможности пропагандировать свои востокофильские взгляды самым широким образом - через газету "Санкт-Петербургские ведомости", которую он приобрел в 1896 году, через возглавленный им Русско-китайский банк и правление Маньчжурской железной дороги. 
    Немало успеху книги способствовали многочисленные иллюстрации Николая Николаевича Каразина (1842-1908), украшавшие книгу. Он был не только художником, но и писателем-этнографом, путешественником. "Русский Доре", как его часто называли современники (он учился у Г. Доре и Ф. Жилло в Париже, был вольным общником Петербургской Академии художеств и одним из основателей Общества русских акварелистов), Каразин начинал свою карьеру военным, участвуя в среднеазиатских походах русской армии в 1860-е - 1870-е годы. Каразин был одним из первых в России военных корреспондентов-иллюстраторов, публикуя в 1876-78 гг. свои рисованные репортажи в журнале "Всемирная иллюстрация". Многие русские периодические издания - "Нива", "Живописное обозрение", "Север", а также иностранные - "Ueber Land and Meer", "Graphic", "Illustration", "Illustration London News" помещали зарисовки Каразина. В 1874-79 гг. Каразин участвовал в экспедициях Русского Географического общества в Среднюю Азию, а в 1890-91 гг. он путешествовал по Индии. Именно поэтому многочисленные подробности и детали, которыми изобиловали иллюстрации Каразина к "Путешествию на Восток" Ухтомского были очень достоверны. В трех томах этого издания - свыше 700 иллюстраций, многие из которых являются композициями, "сочиненными" этим художником. Однако при всей точности атрибутики, знании географического и этнографического материала, они часто перегружены и страдают "красивостью". Тексту Ухтомского, построенному на фактологической, документальной основе более соответствовали иллюстрации, созданные путем перегравировки на стали фотографического оригинала. Но их, к сожалению, очень мало - в трех томах "Путешествия на Восток" опубликовано всего шесть фотоснимков. Объясняется это достаточно просто - специального фотографа-профессионала в составе свиты наследника цесаревича не было. Как и в старину, до широкого распространения фотографии, в поездку с Николаем Александровичем был откомандирован художник Николай Николаевич Гриценко (1856-1900), присоединившийся к путешественникам в Триесте. Он окончил Кронштадское морское училище, плавал на военных судах и даже совершил на броненосце "Крейсер" кругосветное путешествие. В 1885-87 гг. Н.Н. Гриценко учился в Петербургской Академии художеств у Л.Ф. Лагорио, затем в Париже у А.И. Боголюбова и Ф. Кормона, а с 1894 г. он стал официальным художником,  Морского министерства. За время поездки с Николаем Александровичем Н.Н. Гриценко создал огромное количество акварельных пейзажей и марин (около 300 из них ныне хранятся в Государственном Русском музее), в которых запечатлел природу тех экзотических странах, где побывала эскадра. 
    Однако не только штатный художник Морского министерства увековечивал историческую поездку - в составе команды фрегата "Память Азова" находился В.Д. Менделеев (1865 - 1898), сын известного химика, любитель - фотограф. Именно он сумел составить своеобразную фотографическую летопись путешествия. 
    В Российской национальной библиотеке хранится уникальная коллекция, включающая свыше 200 снимков, созданных во время плавания русской эскадры на Восток. Каждый из снимков сопровождается подписью, сделанной, очевидно, самим В.Д.Менделеевым. В этом убеждает сличение подписей с оригиналами писем молодого мичмана, которые он отправлял из разных стран в Петербург, к отцу (ныне они хранятся в научном архиве Д.И. Менделеева при СПбГУ). 
    Многотрудное и далекое путешествие наследника представляло не только государственный, но и культурно-исторический интерес во многом благодаря большому количеству разнообразных предметов, как приобретенных им на Востоке, так и принятых в дар как выражение искреннего чужеземного привета или трогательных верноподданных чувств. Коллекции в течении двух зим хранились в Аничковом и Зимнем дворцах и по предложению Главного правления Императорского Российского Общества спасения на водах наследник цесаревич разрешил устроить выставку этих предметов, чтобы дать возможность всем желающим обозреть эти в высшей степени ценные и художественные вещи. Она была организована с благотворительными целями генерал-адъютантом К.Н. Посьетом и Н.А. Сытенко - уполномоченными этого общества. Весь сбор с выставки передавался в распоряжение Общества спасения на водах. Экспозиция была устроена зимой 1893-1894 гг. в Рафаэлевских лоджиях Зимнего дворца и оформлялась художницей Е.П. Самокиш-Судковской. Был издан каталог выставки, составленный в Управлении Собственным Его Величества дворцом В.И. Сигелем и г. Пехом под непосредственным наблюдением генерал-лейтенанта А.С.Васильчикова, в котором было дано описание 1313 предметов, В 1897 г. по распоряжению Николая II этнографическая часть коллекции была передана в Музей антропологии и этнографии Императорской академии наук, а остальные остались в императорских дворцах, после революции попали в Государственный Музейный фонд, где были сосредоточены культурные ценности из петербургских дворцов и особняков. В 1930-е годы часть из них была распределена между Государственным Эрмитажем, этнографическим отделом Государственного Русского музея, музеями-дворцами пригородов Ленинграда. Какая-то часть, в основном предметы из драгоценных металлов и с драгоценными камнями, по-видимому, были проданы. 
    В 1998 году, когда исполняется 130 лет со дня рождения Николая II и 80-лет трагической гибели последнего русского императора и его семьи, Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого предпринял попытку вновь объединить в одних залах сохранившиеся вещи. Выставка организована при поддержке Комитета по культуре администрации Санкт-Петербурга совместно с Центром петербургских искусств "АВИТ " в выставочном зале Музейно-выставочного и издательско-полиграфического центра " ЭГО " с 29 мая по 30 июля 1998 г. На современной экспозиции представлены более 200 предметов декоративно-прикладного искусства из Египта, Индии, Таиланда, Китая, Японии и Сибири из фондов МАЭ и музея-заповедника "Петергоф", 45 оригинальных фотографий, показывающих корабельный быт, сцены из путешествия и закладки Сибирской железной дороги из РНБ, книги Э.Э. Ухтомского на русском, английском, французском, немецком языках из РНБ и музея-заповедника "Петергоф", модели судов и различные морские аксессуары из фондов Центрального Военно-морского музея. 

Старший научный сотрудник МАЭ,
кандидат исторических наук
А.И.Терюков
1998
г.

http://www.avit-centre.spb.ru/exb/06/kor/k2.htm